вернуться назад
подписаться на блогСпецпроект Oh My Look!: чем живут балерины «The Great Gatsby»?
Мечтаешь об идеальной фотографии? Photoroom by Oh My Look может все!больше о photoroom

gatsby

Кто такие балерины? Воздушные легкомысленные создания, порхающие по сцене, или супергероини со стальными телами и нервами? Как они живут, что едят, как работают над собой?OhMyLook! решил разобраться с этими вопросами раз и навсегда и задал их артисткам балетного шоу «TheGreatGatsby»

Саша Санша, 22 года. Занимается балетом с 6 лет

В детстве я не переносила балет, ненавидела его. Меня привела туда мама: я хорошо танцевала в детском садике, и родителям порекомендовали отдать меня в балетную школу. Я просила маму отвести меня на теннис, бальные танцы – куда угодно, только не в балет. Это сейчас я абсолютно спокойно отношусь к долгим тренировкам, замечаниям. А тогда, в детстве, я не могла привыкнуть, что педагоги повышают голос, постоянно критикуют. Было обидно, что мне приходилось часами тренироваться, пока все мои друзья гуляли. Но потом я привыкла к работе, и она начала приносить мне удовольствие.

Мне просто нравилось танцевать. Я решила, что хочу стать профессиональной балериной, примерно в 7-8 классе. Когда ты постоянно занимаешься балетом, отдаешь ему всю свою энергию, то хочешь танцевать все лучше и лучше с каждым днем. Так и возникает желание посвятить этому делу свою жизнь.

Тренировки у нас 6 дней в неделю, всегда только один выходной. Нас к этому приучают еще с детства. Бывает, что полностью вся неделя рабочая. Мы к этому относимся абсолютно спокойно, для нас это норма.

Первые два месяца репетиций в «Гэтсби» были очень тяжелыми. Работали с 9:30 утра до 10 вечера. Мы даже шутили, что надо просто поставим в зале палатку, чтобы не приходилось ехать домой, потому что после репетиций сил не оставалось ни на что. Сейчас, когда мы уже знаем этот балет, на тренировки уходит меньше времени. Обычно мы занимаемся с 10 утра до 4 часов дня.

В начале работы над балетом нервничали все: хореограф, солисты, кордебалет. Мне казалось, что поставленную задачу просто невозможно выполнить. Никто в кордебалете раньше не сталкивался с современной хореографией, для нас это было что-то новое, а хореограф сразу требовал больших результатов. Были психи, слезы, нервы. Кажется, каждый из нас похудел минимум на три килограмма, в том числе и постановщик – пока смотрел на то, что мы вытворяли поначалу. Но мы очень хотели танцевать в этом балете и трудились, доказывая себе, что сможем выполнить все, что от нас требуется. По-другому было просто невозможно.

В питании я себя абсолютно не ограничиваю. У нас долгие репетиции с утра до вечера, мы постоянно сжигаем калории, поэтому после тренировок очень сильно хочется есть. Мне абсолютно все равно, будет это салат или фаст-фуд.

Критика в балете – такая же привычная вещь, как стакан воды с утра. Педагог в основном выделяет твои ошибки, чтобы ты их исправляла. Очень редко кого-то хвалят. У меня так с детства сложилось: когда педагог говорит, что я молодец, я расслабляюсь и ничего не делаю. А как только он начинает кричать, то моментально собираюсь и выполняю все как надо.

В момент, когда вот-вот откроются кулисы перед выходом на сцену, я ужасно нервничаю. Всё тело дрожит, я не могу себя собрать. Мне начинает казаться, что я могу что-то забыть, в голове полный хаос. Но как только занавес поднимается, все как рукой снимает, и я просто танцую в свое удовольствие. А когда выхожу на поклон, и зрители аплодируют – это просто пик наслаждения.

gatsby1

Даша Изотова, 23 года. Занимается балетом с 2 лет

Я 8 лет проучилась в балетной школе в Харькове, а потом родители предложили мне поступить в Киевское государственное хореографическое училище. Я попробовала, и меня взяли. Самостоятельная жизнь очень меня изменила. Если подумать, в 10 лет ты не такая и взрослая, а уже приходится жить одной. Я, конечно, скучала, плакала. Думала: «Может, оно мне не надо? Почему так тяжело?» Ведь весь быт – стирка, готовка, глажка – лежал на мне. Были моменты, когда хотелось всё бросить, но я не сдалась. Сейчас нет и мысли о том, чтобы бросить балет. Я уже столько лет в этой профессии, зачем отказываться от того, чему посвятила так много времени?

Я бы не сказала, что занятия балетом отнимают очень много времени. Вот сейчас совмещаю работу в «TheGreatGatsby» и в Харьковском национальном академическом театре оперы и балета. Если в этот день у меня урок в театре, то я занята с 10 утра и до 3 дня. А если спектакль – то с 3 дня и до 9 вечера. Грубо говоря, полдня свободно: можно дополнительно подрабатывать, преподавать, участвовать в съемках.

Существует стереотип о том, что балерины голодают или сидят на очень строгих диетах. Это неправда. Конечно, бывают случаи в училище, когда совсем юные девочки морят себя голодом, а потом падают в обмороки. Но профессиональные балерины, работающие в театрах, не мучают себя никогда. Мы едим, как обычные люди, некоторые – даже больше, так как тратим очень много энергии, а её надо восполнять. Вопрос питания очень индивидуальный. Я ограничиваю себя в жирных продуктах и фаст-фуде, употребляю меньше сахара и газировок. Но никогда не голодаю.

Раньше, когда в училище мне указывали на ошибки, я обижалась. Сейчас мне наоборот хочется, чтобы делали больше замечаний. Ты ведь не видишь себя со стороны, а когда говорят об ошибках, сразу появляется азарт работать над собой, начинаешь проверять себя перед зеркалом.

Я не расстраиваюсь, если вижу девочку, танцующую лучше меня. В таких случаях пытаюсь повторить за ней, а может, даже и превзойти. Я не завидую, а просто стараюсь почерпнуть лучшее.

Говоря о балете, часто вспоминают о битом стекле в пуантах. Не буду говорить за другие театры, но в Харькове я никогда о подобном не слышала. У нас очень дружный коллектив. В городе только одна сильная балетная школа, большинство занимается там и знает друг друга с детства. Возможно, битое стекло где-то и встречается, но, я думаю, что это очень редкие случаи.

Идея и реализация: visual artirst Маша Оз 

Организация съемки и платья: Oh My Look! 

Cтиль: Саша Тарасова, Oh My Look!

Макияж: Кристина Ланевская, Федоренко Татьяна, G.Bar

Укладка: Ольга Маюк, Яна Цисарук, G.Bar

Текст: Нина Коробко