вернуться назад
подписаться на блогИнтервью с продюсером ОМКФ Юлией Синькевич: "Быть девочкой - это постоянная работа над собой"
Мечтаешь об идеальной фотографии? Photoroom by Oh My Look может все!больше о photoroom

Юлия Синькевич - девочка, которая берет и делает Одесский международный кинофестиваль. Профессионально, амбициозно и в красивом платье. Мы поговорили с Юлей о том, какие наряды нельзя надевать на красную дорожку, какое кино обязательно нужно смотреть и к чему стремиться в работе, жизни и искусстве.

- Через десять дней Одесский международный кинофестиваль. Расскажи, как ты лично готовишься к нему. Не как организатор и продюсер, а как живой человек.

- Самое главное для меня в этот период – равномерно распределить силы. Очень важно успеть всё, но не потерять удовольствие от того, что делаешь. Забота о себе – это маст. Хоть об отдыхе речь не идет уже последние пару месяцев, но я стараюсь, чтобы не было катастрофических недосыпов, и остались силы на финишной прямой.

- Конечно, в дни фестиваля нужно же еще и блистать, хорошо выглядеть.

- Да, у меня это выглядит так: работа-работа-работа, потом бац – «какое же платье я надену?».

- И платье ведь нужно не одно!

- Да, платьев нужно много: на открытие, закрытие, на показ на Потемкинской лестнице, на промежуточные вечеринки и мероприятия в более деловом формате. Приходится продумывать гардероб тщательно. Сделать вовремя маникюр и педикюр, позаботиться о том, чтобы кожа была в хорошем состоянии…

- Что уже исключает недосып!

- Совершенно верно! Поэтому я у своего косметолога постоянно выпытываю волшебный супер экспресс метод, как сделать кожу идеальной.

- Какие лайфхаки ты для себя выработала касательно нарядов для фестиваля?

- Как любая девочка, я хочу, чтобы всё было очень красиво! Но высокий каблук стараюсь не носить. Даже на открытие и закрытие. Я же организатор, а это значит, что мне часто приходится куда-то бежать -  причем быстро, элегантно и красивом платье в пол) Поэтому, шпилька – убийство для моих ног. Танкетка или невысокий каблук спасают. Тем более, сейчас в тренде и спортивная обувь под вечерний наряд, и плоский ход.

- А платья?

- Для меня важно, чтобы платье было оригинальным, но не слишком экстравагантным. Оно должно подчеркивать достоинства, скрывать недостатки – всё, как мы любим. Что касается цветов – я очень люблю черный. Он преобладает и в моем повседневном гардеробе. Как говорят: «Я перестану носить черный, когда изобретут цвет темнее».

- Ты же посещаешь разные кинофестивали. Ездишь и в Канны, и в Берлин. К красной дорожке тебе не привыкать. Там гости одеваются более торжественно, дороже?

- Берлинский фестиваль в этом плане очень скромный. Во-первых, это февраль. И погода не даст пощеголять в открытом платье. Наряды black tie могут спокойно надеть, как правило, только звезды крупной величины, которых подвозят на лимузинах прямо под вход фестивального дворца – свет софитов и вспышек согревает их. Все остальные одеты настолько просто, что можно встретить даже джинсы. В Каннах строгий дресс-код. Пару лет назад был скандал, когда на фестиваль не пустили известного продюсера. Из-за травмы ноги на ней были балетки, а по дресс-коду требуется каблук. Были случаи, когда лично моих знакомых мужчин не пускали из-за белой полоски на черных туфлях. Канны славятся своей строгостью в этом вопросе. Мужчины обязательно должны быть в бабочке. Девушкам, правда, сложнее поставить какие-то рамки – дизайнерские платья разнообразны. Так что придираются в основном к обуви.

- А как дела обстоят с нарядами у нас, на Одесском фестивале?

- У нас тоже дресс-код для церемоний в Оперном театре. На открытие и закрытие – black tie. Даже creative black tie, где допускаются необычные элементы наряда.

- Гости придерживаются правил?

- В первые годы фестиваля можно было заметить, что люди имеют своеобразное понимание того, что такое black tie. Были две крайности: или дух протеста в стиле «пойду назло всем в шортах и вьетнамках», или же наоборот, чрезмерное старание, много камней и золота, разрезы в неожиданных местах. Но год за годом мы в сотрудничестве с неделей моды и дизайнерами стараемся проводить просветительскую работу. С Oh My Look! мы уже несколько лет подряд делаем подбор луков на красную дорожку. И динамика весьма положительная, гости действительно стали более внимательно относиться к формату и понимать, что «вечерний наряд» не значит надеть всё самое лучшее, что у тебя есть.

- Юля, на какие фильмы ты посоветуешь обратить внимание в этом году

- Я всегда рекомендую смотреть украинское кино. Мне кажется, украинский зритель должен его обязательно знать и хотелось бы, чтобы также полюбил. Ну или как минимум знать, какие режиссеры у нас есть, какие темы их волнуют, о чем и как они снимают. В международном конкурсе я бы выделила несколько фильмов: экспериментальную картину «Уровень черного» Валентина Васяновича, если мы говорим об украинском кино. А еще - грузинскую картину «Моя счастливая семья» Наны Эквтимишвили, и «Реквием для миссис Й.» режиссера Бояна Вулетича. Эти два фильма созвучны между собой. В обеих картинах главным персонажем является женщина со сложной судьбой, в непростой психологической ситуации. Они по-разному переосмысливают свою жизнь, и находятся в разных контекстах, но тем не менее, эти фильмы о женщине, которая борется за свое “я”, и хочет гармонизировать свою жизнь и вывести ее на новый уровень.

Наша программа «Фестиваль фестиваля» пользуется большой популярностью -  это картины, которые получили самые высокие награды на главных фестивалях. Будет фильм Сергея Лозницы «Кроткая», который был показан в Каннах, и «След зверя» Агнешки Холланд , который получил приз на Берлинале.

Ну и, конечно, must see – это показ на Потемкинской лестнице. Во-первых, фильмы, которые мы там показываем, можно посмотреть только разве что выискав где-то в интернете. Но это никак не может сравниться с показом картины в сопровождении симфонического оркестра, в самом кинематографическом месте Одессы. Это тот опыт, который случается в жизни всего раз.

- Какова сейчас вообще роль женщины в кинематографе? Какие женские проблемы актуализирует современное кино?

- На данный момент это живая дискуссия, особенно в странах с развитыми кинематографиями. Активно обсуждают как позицию женщин, работающих в этой сфере (режиссеров, актрис, продюсеров), так и женщин - героинь кино. Борьба за равные права все еще продолжается, исследования показывают, что даже сегодня женщины в киноиндустрии занимают позицию намного слабее, чем мужчины. На этапе обучения профессии еще соблюдается баланс. Но если посмотреть выпущенные фильмы, то большинство из них сняты и спродюсированны мужчинами. Кроме того, что женщины уходят из профессии по семейным обстоятельствам (становясь мамой, например), существует еще и некое недоверие к женщинам-профессионалам, им не доверяют картины с большим бюджетом. Такие фильмы, как Wonder Woman, которые сняты женщиной и имеют большой успех, являются действительно прорывом.

-Но актрисы ведь все равно нужны, редкий фильм обойдется без женских ролей.

- Да, но при этом в центр внимания женский персонаж попал лишь недавно. Только в последнее время начали появляться сильные, глубокие, центровые женские персонажи. Раньше женщины играли роли, которые были безусловно важны, но не являлись главными.

- То есть на женщину и на ее проблемы стали обращать больше внимания.

- Я бы вообще сказала, что главной тенденцией в фестивальном и артхаусном кино является рассмотрение личности под микроскопом - будь то женщина или мужчина. Кино пристально изучает, что происходит с современным человеком в обстоятельствах такого динамичного мира, который может легко выбросить тебя волной за пределы общества. Или же когда эта гонка превращает тебя в робота, и ты теряешь контакт с самим собой. Также, мне кажется, сейчас появилось много персонажей, в том числе и женских, которые выходят за рамки прилизанного, пластмассового образа “белого человека до тридцати лет”. Это уже могут быть женщины в возрасте, с судьбой и историей. У них есть свои проблемы, свои мечты, желания. И, похоже, кинематографу они сейчас интересны.

- Юля, а ощущаешь ли ты лично на себе похожее давление общества, связанное с тем, что ты – девочка. При том, что ты управляешь такой большой махиной, как кинофестиваль, общество ожидает, что ты будешь идеально выглядеть и совсем не уставать.

- Я вижу в этом скорее проблему общества потребления. Мода меняется очень быстро, реклама косметических средств навязчива и даже агрессивна. Не успеваешь купить платье пудрового цвета, как уже в тренде небесно-голубой. Это все стимулирует к постоянному потреблению. Поп-культура вокруг нас, от неё не скроешься. Если ты не модный, то ты не успешный. Вот это утомительно.

- Мужчинам легче, как ты думаешь? Мужчина работает себе спокойно и ему не надо соответствовать картинке с обложки журнала.

- Мною тоже не движет такое стремление. Я же девочка, я просто хочу иной раз купить себе новую помаду или платье. Мне нравится ухаживать за собой, я люблю выглядеть хорошо, меня это не утомляет. Плюс я часто на виду, мне не хочется видеть свои фото по всему интернету с уставшими глазами. А если серьезно – то это постоянная работа над собой. Точно так же, как я все время что-то читаю, изучаю что-то новое, осваиваю иностранные языки.

- Какой язык ты сейчас учишь?

- Немецкий. Я учила его в школе. Потом забыла, в обиходе был английский, сейчас вот вспоминаю. Мне одного языка стало мало.

- К тому же нейрофизиологи говорят, что изучение нового языка – это лучшее упражнение для мозга, и профилактика от болезни альцгеймера, маразма и всяких других неприятностей.  В одном из своих интервью ты сказала, что Одесский кинофестиваль – это зрительское кино. Наблюдаешь ли ты тенденцию к тому, что зрительское, массовое кино и авторское кино сейчас стали ближе друг к другу.

- У нас в концепции ОМКФ есть отдельное понятие - «арт-мейнстрим». Это фильмы, которые обладают высокими художественными качествами, но, тем не менее, понятны широкой аудитории. Это не голливудские блокбастеры, разумеется. Но и не слишком сложное кино. Наша миссия – развивать вкус и знакомить людей с авторским кино, размывать устоявшиеся границы восприятия фильмов. Мы хотим предложить зрителю чуть-чуть больше, чем то, к чему он привык, но при этом знать, что он в состоянии это воспринять.

- Юля, ты бываешь еще и в жюри кинофестивалей. Как ты понимаешь для себя, что та или иная картина – достойна внимания? Что такое, по-твоему, «хорошее кино»?

- Это кино, которое вызывает эмоцию. Кино, которое заставляет тебя забыть, что за камерой стоит оператор, в двух метрах – осветитель, а актер говорит заученный текст. Это кино, которое погружает тебя в другой мир. Иногда перед фестивалем бывает усталость и нежелание опять просматривать миллион фильмов. Это ведь моя работа. Но хороший фильм завлекает сразу же, после того, как выключается свет в зале. Конечно, это некая магия.

- Как разглядеть потенциал режиссера? Особенно если говорить о начинающих режиссерах. Ведь не все имеют большой бюджет.

- Я не кинопродюсер, я в этом направлении делаю только первые шаги. Но особенный, нетривиальный взгляд режиссера на мир – можно разглядеть даже в самом начале его карьеры. Ведь одну и ту же сцену можно изобразить абсолютно по-разному. В разной атмосфере, и пр. И вот в этой особенности и виден потенциал. В «Сучасному українському кіно» есть много интересных работ молодых ребят. И нескольких я отметила лично для себя. Буду за ними следить.

- Назови имена, будем следить вместе!

- С удовольствием. Никон Романченко, Антонио Лукич, Катя Горностай.

- Ты работаешь с двумя противоположными стихиями. С одной стороны – это творческий и даже мистический процесс создания кино. С другой стороны – управление фестивалем, приземленный и практичный вид деятельности. Какие человеческие качества помогают в такой работе?

- Стрессоустойчивость. Умение переключаться между очень разными задачами и темами. Стратегическое видение и дальновидность. И любовь к тому, что делаешь.. Важно разбираться в людях и уметь подбирать команду. Мне кажется, что в людях я разбираюсь.   

- А с какими людьми тебе легко работать?

- Для совместной работы я скорее выберу того, кто обладает хорошими человеческими качествами, нежели безответственного гения. Для меня очень важно чтобы на человека можно было положиться, и я готова давать то же самое взамен. Плюс бывает интуитивное понимание – подойдет человек для конкретной работы, или нет.

- Каким ты видишь будущее фестиваля? Есть ли у фестиваля сверхзадача?

- Хочется сделать фестиваль еще более престижным, чтобы бренд украинского кино стал узнаваемым и сильным на европейском поприще. Хочется большего масштаба. Каннскому фестивалю вот 70 лет, нам есть к чему стремиться.

Фото: Таня Гайдаржи
Подготовила Арина Сидоркина.