вернуться назад
подписаться на блогФеномен красных дорожек на примере Oscars
Мечтаешь об идеальной фотографии? Photoroom by Oh My Look может все!больше о photoroom

По горячим следам отгремевшего прошлой ночью "Оскара" разбираемся в этой нашей (признаемся, девочки) большой любви критиковать наряды знаменитостей. Вот уж где глаз как у орла - у веб-аудитории, которая с утра 29 февраля прильнула к экранам, чтобы поближе рассмотреть платья и костюмы. Кому нужно было выбрать образ поярче/поспокойнее/более красный/менее черный... Страсть как любим мы это обсуждать. Почему? Мы подумали вот к какому выводу пришли...

Мы живем в такое сложное и противоречивое время, когда финальное доказательство теории относительности Эйнштейна интересует общественность меньше, чем тот факт, что новое платье Сары Джессики Паркер похоже на торт. Этому, конечно, можно ужасаться, а можно принять и постараться понять, откуда берет начало повальный интерес мира к знаменитостям, их жизни, гардеробу, кличкам домашних животных и любимой марке стелек. Тем более, что сейчас этим занялись даже антропологи – эти ученые пытаются проследить развитие нашей любви к знаменитостям с точки зрения эволюции. Да, им как раз настолько нечем заняться. Если переложить их выводы на понятный нам язык, это парадокс берет свое начало из внутриплеменных отношений. Работает этот механизм следующим образом: предположим, кто-то важен для нас, потому что он наш друг или родственник, и, соответственно, мы хотим знать все о его физическом и душевном состоянии. В случае же знаменитостей он получает обратную реакцию: если уж я знаю столько всего о жизни Дженнифер Лоуренс, читаю ее твиты, осведомлен о состоянии здоровья ее собаки и даже видел парочку ее обнаженных фото, логично предположить, что она, как минимум, моя лучшая подруга. А как можно не хотеть знать, в каком платье твоя любимая Джен покажется на званом ужине для номинантов на Оскар?


Дженнифер Лоуренс


Руни Мара

Рейчел Макадамс

Социологи обнаружили у феномена другую причину возникновения. Поскольку сегодняшнее общество процентов на восемьдесят состоит из социопатов, социофобов, интровертов и прочих необщительных личностей, им часто бывает сложно устанавливать контакты и начать непринужденный разговор с новыми людьми. В таком случае знаменитости работают как, своего рода, буферная зона: потаращившись на нового знакомого достаточное количество времени, чтобы ваше молчание казалось уже попросту неприличным, один из вас обязательно выудит из задворок памяти снимок, например, Джонни Деппа с церемонии Гремми. «У Деппа потрясающе дурацкая кепка и худшие очки в истории очков, не правда ли, господа?» «Боже мой, вы решительно правы! Как зря он разошелся с Ванессой Парадиз!» И вот, вы уже душа вечеринки, люди выстраиваются в очередь, чтобы угостить вас шампанским и услышать ваше мнение о Флоренс Уэлч в платье Gucci. А подростки, например, изучая поведение знаменитостей на вечеринках, громких церемониях и красных дорожках, и вовсе копируют их поведение, заимствуя манеру одеваться и социальные приемы. Поэтому, если когда-нибудь вы увидите тинейджера в платье-лебеде – таком, какое надела Бьорк на вручение Оскара - нечего глазеть, не задерживайтесь, проходите мимо, тут человек пытается социально адаптироваться.

Кейт Бланшетт


Леди Гага

И последний блок теории перед тем, как перейти к практике: на этот раз слушаем психологов. Они утверждают, что представления о том, как должна выглядеть лучшая версия нас, формируются с самого детства на основе родительского примера, мультипликационных и книжных героев, фильмов, произведений искусства и, конечно, знаменитостей. Они – это идеальные мы, и потому на бессознательном уровне известные люди – это часть нас самих, причем часть совершенная. Именно поэтому для нас так критично важно, чтобы, появляясь на публике, они выглядели безупречно. Надо же, Джулианна Мур, понимать, что ты не только себя представляешь, но еще и идеальную меня. Так что потрудись соответствовать.


Джулианна Мур


Оливия Манн

Начало массовой истерии по поводу знаменитостей принято относить к середине прошлого века, когда случился бум эпохи кино: актрисами и актерами восхищались, их считали абсолютными небожителями. Кроме того, они прочно ассоциировались со своими персонажами, и Элизабет Тейлор с ее умопомрачительными платьями, изумрудным ожерельем и обручальным кольцом с бриллиантом неприлично большого размера казалась самой Клеопатрой, сошедшей с экрана. До этого подобного пиетета удостаивались, кажется, разве что монархи – рискнем предположить, что принцесс и императриц, таких же прекрасных и недоступных, в свое время провожали аналогично восторженными взглядами. А еще тот исторический период принято считать золотым веком глянца – в Vogue уже вовсю печатались съемки, и потому у всех желающих появилась возможность дотошно изучить любимую актрису в самых модных платьях сезона. Собственно, единственная, по большому счету, возможность – и так знаменитости и их тщательно собираемый образ на некоторое время стали возводиться в культ, секретный и элитарный.


Сильвестр Сталлоне и Дженнифер Флавин


Фаррелл


Марк Руффало и Санрайз Куани


Леонардо ДиКаприо и Кейт Уинслет


Том Харди и Шарлотт Райли

Но с тех пор изменилось очень многое: если девушки в 50-х годах хотели быть похожими на своих кумиров, то сейчас нам нравится думать, что мы значительно лучше знаменитостей и изо всех сил пытаться найти недостатки в их внешности, личности и деятельности. Отличная демонстрация этих процессов – шоу Джимми Киммела, где известные люди читают злобные твиты о собственной персоне, и все Twitter-сообщество напропалую соревнуется в том, кто сможет выдумать самое язвительное, обидное и смешное оскорбление. Поэтому мы с пеной у рта критикуем актрис в теле, которые надевают открытые платья, критикуем худышек, которые явно считают, что они лучше нас просто потому, что у них бедра уже, критикуем коротко стриженных и обладательниц локонов по пояс. В общем, любое человеческое существо, которому не повезло оказаться в поле зрения скептичного интернет-сообщества, будет от души им охаяно. Пленных в этой битве не берут.


Алисия Викандер


Риз Уизерспун

Но знаменитости нашли выход из положения – и стали смеяться над собой вместе с нами. Пионером этого движения можно, безусловно, назвать Дженнифер Лоуренс – амбассадор Christian Dior, актриса драматического жанра и лауреат престижных премий смеется громче других, падая во время важных церемоний, бесцеремонно обсуждает с журналистами, почему на званых фуршетах не подают пиццу, и сознательно портит постановочные кадры партнерам по цеху. Впрочем, Рианна, сама того не желая, умудрилась стать героиней большинства мемов с красных дорожек благодаря целой серии крайне удачных – или нет? – платьев. Например, однажды певица появилась на церемонии Гремми в розовом платье с настолько пышной и многослойной юбкой, что интернет-умельцы мгновенно принялись сравнивать его с губкой для мытья посуды, Патриком из «Спанч Боба», прической Ники Минаж и другими загадочными предметами. И именно Рианне мы обязаны появлением такого уже культового явления, как платье-омлет: на бал музея Метрополитан она надела желтое платье с длинным подолом, которое только ленивый не сравнил с известным блюдом на завтрак. Ну, и, конечно, Ее Диванное Высочество Ким Кардашьян в платье из обивки винтажного кресла – это уже ожившая классика.


Вупи Голдберг


Хайди Клум


Джаред Лето

Ни разу глянцевые журналы не выпустили материала вроде «10 самых нормальных нарядов с красной дорожки» или «Бьюти-образы, которые более-менее устроили редакцию». Нет, нам подавай только лучшее или худшее, только идеальное или провальное, только то, чему можно подражать или над чем можно смеяться, только Бейонсе в идеальном прозрачном платье или Леди Гагу в наряде из свежего мяса. А знаменитости изо всех сил поощряют нашу заинтересованность, выбирая чудаковатые образы или решаясь на крайне странные процедуры вроде лифтинга с помощью собственной крови (Ким Кардашьян, леди и джентльмены), пчелиного яда для гладкой кожи или инъекций ботокса, чтобы предупредить избыточное потоотделение.


Шарлиз Терон


Керри Уошингтон


Оливия Уайлд

Вчера в Лос-Анджелесе состоялась 88-я церемония вручения премии Оскар. И уже вчера было ясно, что на утро рабочего понедельника жизнь остановится: работа в офисах замрет, таксисты откажутся выходить на смены, государственные учреждения возьмут выходной – и все ради того, чтобы с чувством, вкусом и расстановкой в который раз восхититься образом Кейт Бланшетт. И, конечно, пошутить о долгожданном "Оскаре для Лео". Ну что - встретимся в комментариях! Ведь надо же, в конце концов, обсудить, верно ли Шарлиз Терон выбрала красное платье для красной дорожки, и не переборщил ли Фаррелл с голыми лодыжками.

Фото: theguardian.com
Текст: Тома Мироненко